?

Log in

LiveJournal for World Dictator.

View:User Info.
View:Friends.
View:Calendar.
View:Memories.
You're looking at the latest 20 entries. Missed some entries? Then simply jump back 20 entries.

Monday, February 13th, 2017

Subject:Известная народная песня снилась
Time:9:23 pm.
И бесстрастно отряд поскакал на врага.
Comments: Read 1 orAdd Your Own.

Tuesday, December 27th, 2016

Subject:Кутурье
Time:12:46 pm.
В магазине внизу продаются конфеты в нарядной коробке с толстым ангелочком. Они произведены фабрикой «Кутурье». Несколько секунд я подозревал ошибку, потом понял: это топоним, селение такое, с удареньем на второй слог, КутУрье. Неподалеку есть еще село Шевалье. Кутуряне и шевалинцы по субботам ходят в большое селение Сомелье, где дерутся напротив винного магазина. Потом из райцентра приезжает машина с милиционерами и увозит буянов в Похмелинский райотдел, в старинное русское село Похмелье.
Comments: Read 2 orAdd Your Own.

Monday, December 26th, 2016

Subject:10 фактов о Джордже Майкле
Posted by:theophil.
Time:5:32 pm.
Originally posted by theophil. Reposted by dictu at 2016-12-26 17:32:00.

По словам издателя артиста, он умер у себя дома в Великобритании. Смерть певца подтвердили родственники и полиция. Причиной смерти стала сердечная недостаточность, сообщает Billboard. По данным полицейских, никаких подозрительных обстоятельств не обнаружено.

«С большой грустью мы подтверждаем, что наш любимый сын, брат и друг Джордж мирно скончался у себя дома во время Рождества», — говорится в заявлении издателя.

Одной из самых известных песен, написанных Джорджем Майклом, была Last Christmas («На прошлое Рождество»), ставшая мировым хитом в 1984 году. Невеселое совпадение заключается в том, что автор одного из самых популярных гимнов Рождествах умер, как раз в Рождество.

Джордж Майкл (настоящее имя — Йоргос Кириакос Панайоту) родился в 1963 году в Лондоне. Музыкальную карьеру он начал в 1980-х годах в составе дуэта Wham!, а после распада группы начал сольную карьеру. Всего он выпустил шесть сольных альбомов.

За свою карьеру Джордж Майкл получил множество музыкальных премий, в том числе три «Грэмми» и пять наград MTV. Его последняя пластинка Symphonica была выпущена в 2014 году.

Вероятно, этот год не является абсолютным рекордсменом по части смертей и потрясений, но нельзя не отметить большое количество ушедших из жизни гениев и светил музыкальной индустрии:

Британский музыкант Дэвид Боуи скончался 10 января на 70-м году жизни.

7 ноября после долгой болезни умер канадский певец, поэт и писатель, Леонард Коэн.

На 58-м году жизни, 21 апреля, скончался американский музыкант и автор песен Принс.

В немецком Баден-Бадене в возрасте 90 лет умер легендарный композитор, дирижер и один из лидеров академического авангарда XX века Пьер Булез.

И, конечно, почти весь хор и часть музыкантов и руководитель ансамбля генерал-лейтенант Валерий Халилов, которые погибли утром того же дня — 25 декабря 2016 года, когда самолёт Ту-154 Минобороны России вылетел с подмосковного аэродрома Чкаловский в Сирию.

Десять фактов о Джордже Майкле

• Свой рекордный гонорар в три миллиона долларов Джордж Майкл заработал в ночь на 1 января 2007 года, за одно выступление на вилле олигарха Владимира Потанина под Москвой.

• В 1998 году Майкл был задержан полицией после попытки приставания с сексуальными намерениями в общественном туалете к молодому мужчине. Мужчина оказался полицейским в штатском. Певец был вынужден признать, что он гомосексуал, что поначалу плачевным образом сказалось на продажах его записей. В том же году вышел сборник лучших хитов Ladies And Gentlemen: The Best Of George Michael, который содержал новую песню Outside на тему его вынужденного камин-аута.

• Одна из самых известных песен Майкла — Last Christmas похожа на Can’t Smile Without You, в конце 70-х годов эта композиция была популярна в исполнении группы The Carpenters. В середине 80-х издательская компания Dick James Music подала иск в суд на Джорджа Майкла, обвиняя его в плагиате. На суде компания заявила, что в 1984 году Wham свой сингл Last Christmas скопировал с Can’t Smile Without You. Дело было урегулировано вне суда.

• Летом 2002 была выпущена политическая композиция Shoot The Dog — сатира на Джорджа Буша-младшего и Тони Блэра, которых Майкл обвинил в развязывании войны с Ираком. Она вошла в вышедший в марте 2004 году альбом Patience, который дебютировал в Великобритании на 1-м месте:

• У Майкла были серьезные проблемы с наркотиками. В 2006 году он был арестован, и ему было предъявлено обвинение в хранении наркотиков. В 2010 году он был приговорен к восьми неделям тюремного заключения за вождение автомобиля в состоянии наркотического опьянения. Накануне концерта в Праге в 2011 году он объявил, что за два года до этого расстался со своим партнером Кенни Госсом, объяснив разрыв своими собственными проблемами с наркотиками.

• После известия о смерти британского певца Джорджа Майкла, пользователи социальных сетей стали делиться историями о том, как он помог им. Выяснилось, что певец на протяжении многих лет тайно поддерживал как благотворительные организации, так и обычных людей в беде, передает The Telegraph.

• За свою карьеру Джордж Майкл получил множество музыкальных премий, в том числе три премии «Грэмми» и пять премий MTV. За время было продано около ста миллионов его записей, что делает его одним из самых успешных поп-певцов.

• Настоящее имя певца — Йоргос Кириакос Панайоту; он родился в Лондоне 25 июня 1963 года. Его отец-грек приехал в Британию с Кипра в 50-е годы и содержал небольшой греческий ресторан. Мать Майкла — англичанка, танцовщица.

• 17 мая 2013 года ночью Джордж Майкл попал в ДТП. Инцидент произошел на пересечении трассы M1 и лондонской кольцевой автодороги. Авария случилась по его же вине, во время движения автомобиля он открыл дверь и вышел из движущегося автомобиля.

• 23 июля 2006 года Майкл снова был арестован за секс на публике, на этот раз в парке Хэмпстед-Хит, в Лондоне. Его партнёром был 58-летний Норман Киртланд, безработный водитель фургона.

Comments: Read 20 orAdd Your Own.

Subject:George Michael
Time:11:40 am.
Душа моя болит от всех мировых событий.
Столько всего плохого произошло...
2016 год унес от нас стольких, скольких смог взвалить на свои хроноплечи. Боуи, Коэн — и далее по нисходящей. Что бы нам на том фоне беспокоиться о китах попсы типа Принца и того же Джорджа Майкла? Но не так все просто в попсовых эмпиреях. Когда умер Фредди, Фредди Меркьюри, вся прогрессивная музыкальная общественность устроила по нему трибьют, то бишь поминки. Пели все. Все, кто в 1991 году могли издавать хоть какие-то звуки. Делали каверы на Квинов. Запись трибьюта тогда появилась повсюду и везде — ибо Фредди уважали, а уважуху надо являть. И никогда более эта запись не переиздавалась. Потому что все обосрались. Эксл Роуз, верещащий "We will rock ya" - был незабываем. Не забудем, не простим.
Не обосрался лишь один. Только Джордж Майкл вытянул все ноты, петые Фредди. И некоторое время потом пел с Квинами. Потому что кроме желания петь — надо еще уметь это делать.
И еще несколько лет тому назад Майкл заявил, что заработал достаточно денег и теперь станет петь бесплатно. Так и поступил. Ну молодца же!
Comments: Add Your Own.

Monday, December 19th, 2016

Subject:Прибытие президента.
Time:11:33 am.
Премьер Японии Синдзо Абэ — веселый чувак. В части прически Дзюнъитиро Коэдзуми, конечно, повеселее будет, но по части прочего старик Синдзо — молодца. Подарил Президенту России Путину репродукцию картины «Прибытие Путятина». Шестметровое полотно. В японском стиле.

Read more...Collapse )
Comments: Read 3 orAdd Your Own.

Monday, June 6th, 2016

Subject:Рецензия на "Карболитовое сердце"
Time:1:40 am.
Мой духовный брат написал мне роскошную рецензию на книгу. Каждое слово - правда! Спасибо...
Товарищи! Если вдруг вы прочтёте "Карболитовое Сердце" и составите некое мнение - не таите в себе ни мёд, ни яд, не нагружайте почки. Напишите где-нибудь что-нибудь. Я буду счастлив и благословениям, и проклятиям.

Originally posted by sane_witch at карболитовое сердце


http://www.ozon.ru/context/detail/id/136047450/

Мой друг, можно сказать, детства (на самой деле боевитой юности) написал роман, на который я обещал отозваться...

*сказал я и надолго заткнулся

... который мне одновременно и понравился, и не слишком. Господин Павловский всегда хорошо владел словом. Из всех нас, в середине девяностых кропавших стихи, только евойные можно было читать без ужаса и даже с удовольствием. То есть, тогда мы все полагали, что пишем хорошо, и даже издали некий до сих пор внезапно где-то всплывающий сборник [к счастью, быстро тонущий обратно].

"Карболитовое сердце" -- постапокалиптический московский киберпанк. Живой, сочный, равномерно затканный пельменями, махоркой, микросхемами, бабушками, котами, диггерами, антиутопическим глумом (хоть от слова "глумиться", хоть от слова gloom), хиппово-домостроевской семейственностью и социально-политической не-совсем-ясно-сатирой-ли. Все в целом отдает слегка и сразу Стругацкими, Ерофеевым, Зощенко, Орловым: жанровые сценки, колориты, бытописания и иронические портреты -- наше все.
Герои умеренно залихватски приключаются, и у романа определенно есть сюжет, хотя и не сквозной. А дальше мне начинает рвать душу старый, оборванный пропойца... гм, простите. Дальше обоймой высыпаются вопросы вроде "И-и-и?", "И что?", "А сказать-то всем этим что хотели?", "К чему вел автор?" -- и делают это зря, потому что ответить на них решительно нечего. Никто из персонажей книги ни до чего не дошел, не дожил, не додумал; никто не изменился, не развился, не трансформировался, не пал, не вознесся. Подозреваю, что и с читателем тоже по дороге ничего не произошло, так что открыл книгу и потом закрыл ее один и тот же человек.

"-- Ну и что же? Ну и кто же? -- говорила она..."
Штука в том, что всех этих режиссерских заморочек в романе нет. И писался он не для того, чтоб там какая-то ятская гусеница превратилась в какую-то ятскую бабочку и что-то с кем-то действительно случилось. Автор создавал карман реальности, мир, в котором остановились время и возраст. Он просто писал атмосферу, собирая ее из тех самых жанровых деталек, из себя, из друзей, из того, что уже не вернется, и того, чего страшно ждать -- видимо, единственную, пригодную для дыхания. Это юный постапокалипсис 90-х, доведенный до абсурда и апофеоза, ностальгический, любимый и ненавистный сразу и от этого живой.
Это refuge и asylum, в котором можно укрыться от неподходящего мира и вечно пить чай на балконе с другими выжившими -- под самокрутку и ядерные грибы на фоне заката во весь замкадский горизонт.
Не моя чашка чаю и пейзаж тоже не мой.

Кстати, похоже на музыку Ализбара -- только у того мир фей. Совсем фей. И оттуда тоже нет выхода.
Comments: Add Your Own.

Thursday, April 7th, 2016

Subject:Ложка и репутация
Time:4:26 am.
Юный Зверофей Коршунов был аккуратен. Не то, чтобы он всегда был таким, но перед глазами всегда был живой пример – его одноклассница Лизавета, весьма ему симпатичная. Вздыхал по ней Зверофей и томился ещё с лета, и как-то незаметно для себя стал требовать от мамы непременные чистые штаны, и ботинки чистить научился. Сам. Точнее, отец военный принудил.
На дворе стояла весна, и мужская половина класса рассекала по улице в грязных берцах, а в школе надевали драные кеды – молодые львы вовсю осваивали новые просторы брутальности. Школьные ранцы сменились десантными, с криво намалёванной анархической буквой «А». У особо везучих, Бариева и Беркенгейма, уже пробивалась робкая весенняя щетина. Нация у них такая, пояснял отец. Одноклассники мрачно косились на Зверофея, подозрительно опрятного и в начищеных ботинках. Юным бунтарям казалось, что товарищ продался системе. В коллективе зрело недовольство.
Но сын воеводы не равнялся на окружающих, а жил по своему. Он был хоть и невеликий, но крепкий – папины гены. И в классе ему хватало двух дачных друзей-товарищей, а все остальные пусть... Что все остальные пусть – Зверофей не додумывал. И без того голова занята. Прежде всего, надо было сделать что-нибудь эдакое для Лизаветы, чтобы покорить девичье сердце. Если легенды не врут, где-то в проталинах вот-вот должны появиться подснежники. Каковы они из себя, Зверофей Коршунов представлял приблизительно, и в крайнем случае расчитывал не упустить первую мать-и-мачеху. Дальше на жизненном горизонте грозно маячили экзамены.
Отдельной головной болью были ботинки. Берцы были славные. На заказ шитые, но только одни. В разгар весенней слякоти едва успевали просохнуть к утру. В какой-то момент у них отклеилась кожа внутри, на пятке, и стала зверски натирать. Кое-как поправив дело клеем, Зверофей вспомнил, что чистая публика пользуется для надевания ботинок обувной ложкой, и ничего у них не разваливается. А которые не пользуются, те к концу весны босые ходят.
Не откладывая дело в долгий ящик, Зверофей принялся тыкать ножиком в щель копилки, пока не натрусил оттуда горсть монеток, и на следующее утро вместо первого урока отправился на барахолку в центр Тёплого Стана.
В школу он пришёл к концу второго урока, и в боковом кармане его ранца лежала прекрасная ложка из нержавейки, длиной в половину аршина. Как для неё карман шили! Ожидая звонка, Зверофей бродил по сумрачным коридорам и безлюдным лестницам здоровенного здания. Лишь из нескольких кабинетов доносились унылые звуки учёбы, а остальные стояли пустые. На третьем, необитаемом этаже ему почудился какой-то дымный запах. И точно, из-под двери учительской потягивало табаком. Зверофей прошёл было мимо, но тут дверь отворилась, и из темноты в коридор вышли оба-два главных хулигана их класса – неразлучные Беркенгейм и Бариев, Венька да Женька. Здоровенные такие дураки. Удивились они изрядно – никого не ожидали увидеть.
– Какие люди, и без охраны! – нехорошим голосом протянул Венька. А мрачный Женька Бариев хрипло спросил:
– Что вынюхиваешь, хипстер драный?
Это было обидно.
– Сам ты хипстер! – голос Зверофея дал предательского петуха, – И морда у тебя небритая.
– Борзый, да? – закипел Женька восточным акцентом и выпятил грудь. – а ну иди сюда-а!!!
Он стал картинно рваться на оробевшего Зверофея, а Венька столь же картинно его сдерживал:
– Ша, Женя, остынь! Не здесь! Ща это хипстерьё побежит маме жаловаться, что мы тут табачим. Загребут менты на кичу – оно тебе надо? Дело уголовное! А ты, хипстота, дуй отсюда, и чтоб я тебя не видел! Чё губки-то дрожат? Ну ты заплачь, давай! – и смачно оттоптался грязной подошвой по сияющему зверофееву ботинку.
Такого стерпеть было нельзя. В глазах помутнело от слёз, в горле встал комок, и тогда Зверофей отошёл на четыре шага, выдохнул и, разбежавшись, врезался в обоих гадов. Все кубарем покатились по полу, замелькали в воздухе руки и ноги, и Зверофею смачно прилетело в левое ухо, до звона. «Ага, так значит!» – хищно подумал он. Выворачиваясь из лямок портфеля, хватанул из кармана сверкающую обувную ложку и смачно, плашмя, врезал по кстати подвернувшейся заднице.
– В-ва-а! Венька, он меня порезал! – взвыл Бариев и пулей метнулся к лестнице. Беркенгейм, перекувырнувшись на четвереньки, увидел в полумраке поларшина блестящего железа и кинулся к другой лестнице. Лишь на полпути он встал на две конечности и, подвывая, скрылся из виду.
Зверофей встал, пожал плечами, и пошёл в сортир, приводить себя в порядок. Там его и застал трескучий звонок на перемену. Математика пролетела лёгкой пташечкой, развеялся мутный бред Русской Литературы и наступила Историко-Политическая География, два урока зубной боли. А ну-ка, Коршунов, скажи нам, на какие государства и территории распалась Якутская директория после Восточно-Сибирской кампании? Ну что, трояк, да. Но ужас не вечен, закончилась и география.
А тем временем по школе ползли слухи. На одной перемене говорили, что Коршунов то ли ножом кого-то ударил, то ли его кто порезал, но на следующей уже все, вплоть до первоклассников, знали, что опасный школьник убил своих товарищей Бариева и Беркенгейма – потому что иначе где они? Один только юный Коршунов ничего не подозревал, лишь почувствовал лёгкое отчуждение.
Под оглушительный дребезг звонка покатилась на волю ревущая волна школьников, и с самого гребня этой волны мощная рука выхватила несущегося Зверофея. Брыкнувшись пару раз, тот понял, что на другом конце руки находится его отец, Яроволк, при всём параде. То есть в парадном мундире воеводы левой руки. В тесном бушлате у отца всегда портилось настроение, но теперь он особо кипел мраком, как грозовая туча. Поставив сына на пол, воевода молча подошёл к дверям директорского кабинета и скрылся внутрь. Намёк был понятен. Леденеющий от плохих предчувствий Зверофей вошёл.
В страшном директорском зале было людно. За широким столом, кроме самой директрисы, восседали Венька-Женька с мамами. Перед ними маршировал кругами квартальный Силантьев, всем своим видом демонстрируя, что находится при исполнении. Зверофея поставили в центр его траектории и стали держать театральную паузу, только сапоги квартального поскрипывали. Наконец, тот встал к окну, покачиваясь с носка на пятку, поглядел в весеннюю грязь и пробурчал в роскошные усы:
– Зверофей Коршунов, прошу сдать оружие.
Зверофей бочком приблизился к столу и выложил из кармана швейцарский ножик с половиной обломанных лезвий, на самый краешек положил.
– Это всё? – поднял брови правоохранитель.
– Ну да... – растерялся Зверофей.
– Не верьте ему! – полуобморочно воскликнула Венькина маман, толстая Ираида Марковна, – у него сабля!
– Кынжал. – мрачно поправила из глубин хиджаба Бариева-старшая. Как она выглядела и как её звали, Зверофей не знал.
– Коршунов, саблю. – потребовал городовой. Тут в уме у Зверофея всё разом щёлкнуло, становясь на свои места. Ему стало весело и шкодливо. С максимально сокрушённым видом, очень медленно, он расстегнул карман рюкзака и вытянул на свет Божий обувную ложку, засверкавшую в лучах весеннего Солнца.
Недоразумение улеглось. Всё ещё утирая смешливые слёзы, собравшиеся попытались для порядку выяснить, с чего вдруг три товарища вместо урока подрались в старой учительской. Да куда там! Насчёт курения преступного табака Зверофей упорно молчал, как бирюлёвский партизан. В конце концов всем троим вкатили неуды по поведению и отпустили с родителями домой.
На следующий день с самого утра школа гудела, словно улей. За две минуты до звонка в двери здания плечом к плечу вошли герои вчерашнего дня, все трое. Товарищи созвонились ещё до завтрака и обо всём договорились. Под десятками любопытных взглядов они прошествовали в класс и расселись по своим местам. Говорили они скупо, словно нехотя, но к третьему уроку в целом стало понятно, что мужчины бились из-за женщины. До дуэли на ножах дошло, но в конце концов образумились и решили дело миром, как мужчина с мужчиной... И ещё с одним мужчиной. Все на них теперь смотрели по другому. Мальчишки – с уважением, а девочки – с некоторой мечтательностью.
Географию Бариев с Беркенгеймом привычно прогуляли. Ближе к концу в дверном проёме замаячил орлиный профиль. Встав в коридоре так, чтобы видел один Зверофей, Венька подавал загадочные знаки маленьким чинариком. Зверофей вытянул руку:
– Ольга Григорьевна, можно выйти?
И вышел, оставив портфель. Уже потом, в конце урока, Лизавета обнаружила в своей парте кривоватый веночек из первой мать-и-мачехи. А подснежников той весной Зверофей не нашёл, хотя где-то они наверняка были.
Comments: Read 4 orAdd Your Own.

Saturday, April 2nd, 2016

Subject:Дарьин Бэд
Time:2:21 am.

Полюбила Дарья милого за крутые плечи, за глаза голубые да вихры буйные, да за нрав весёлый, а ещё за искренность. Ну и за всё вот это вот самое тоже полюбила − очень лихо оно выходило. Ума милый был не академического, зато решительный. Ещё болел за футбол, и оттого выпивал − ну так полстраны так живёт, на своего посмотри, выдра крашеная!

По весне это дело было. Лето нагрелось, словно печка, и завершилось безумием жатвы. Всё было сметено могучим урожаем. Всю осень стояли на рынке, а милый на ЗиЛе подвозил ещё даров земли. Там зима, свои радости − огородами друг к другу в гости шнырять. Как в песне: «По морозу босиком к милому ходила.» Вот только в песне умалчивается, что ходила-то ночью огородами без фонарика − чтобы не палиться. Через всё село. Ну хоть не босиком. Половину февраля милый купался в пивных волнах хоккейного чемпионата, купался бы и дальше, но тут пришла повестка идти ему в армию, на войну.

Тут он сразу протрезвел, с фермы уволился и хозяйство к отъезду подготовил, дом беженцам сдал. Дарья стала плакать тайком и ходить красноглазая и в платке, как солдатка с плаката. Ну так и есть же солдатка! Съездили с ним в кино на Тёплый Стан, посмотрели «Девять с половиной недель», хотели завалиться на ночь в «Принц-Отель», да там таких провожающих с отъезжающими было до плеши, хоть штабелями укладывай. Так и вышло, что на ночь зависли в удивительном восточном заведении на четвёртом этаже Тош-Толкин-Базара. Его милый разведал ещё когда крупу им на рынок возил.

Пили зелёный чай с кальяном, пели Земфиру под караоке, обменялись кольцами, дважды крепко зависли в кабинке местного сортира, а в промежутке между всем этим − Дарья не могла потом вспомнить, когда именно − шёл мимо них хитрый узбек в растаманской шапке, да так характерно, что милый сразу ему и говорит:

− О как вовремя! Есть чо?

Тот, конечно, сразу ему выдал пачку самокруточного табаку в дорогу, за бешеные деньги, потому что табак с начала войны весь сразу скурили. А потом и говорит, мол, вижу, тут у вас особого рода жизненная ситуация, событие запоминающееся, и вот вам презент от фирмы − и выкладывает под блюдечко зип-лок с куревом. Оказывается, секретная генетическая разработка, усилитель эмпатии. Чешских агрономов плоды. Кто вместе покурит − такое у них сразу взаимопонимание настаёт, что даже расставание не прерывает этих чувств. Надо только договориться о времени и одновременно курить, и тогда можно будет психически общаться через астральную плазму. Только сразу много не курить, а остаток поделить пополам, лучше даже сначала, а то некоторые потом забывают.

Курево оказалось недорогое и дало кальяну вкус новогодней ёлки.

Короче, Дарья не помнила, когда именно это всё было, но точно раньше их второго посещения туалетной кабинки − там эмпатия действительно усилилась, неимоверно.

Наутро Дарья-солдатка уложила похмельного воина в мобилизованный пассажирский автобус, между сотней таких же персонажей, и милый уехал на войну. Договорились покурить в четверг в десять вечера, потому что в армии отбой в это время.

Второй раз было не совсем так, как в первый. Словно по скайпу перед сном поговорили, только лицо расплывчатое и все слова какие-то неопределённые, но сам смысл понятен. Рассказал, как там у них в части, что сержант мерзкий, ещё пытался мысленно показать свой автомат, но Дарья не впечатлилась техникой. Всё было очень даже жизненно, и сержант действительно был неприятен. Дальше общение перешло к ожидаемым темам, и наутро Дарья проснулась встрёпанная и слегка косая. И не так страшна жизнь солдатки, оказывается.

За месяц учебки запасы курева стаяли на треть, но зато Дарьин навык психонавтики изрядно вырос: она ясно, без слов ощущала настроение милого, его чувства. Однако армия, как и вообще жизнь, обтёсывает людей, словно речка камушки, и милый тоже менялся, как-то постепенно твердел, ожесточался... И отдалялся.

Решили с ним курить раз в две недели, чтобы продукт не переводить − и на следующий сеанс попали под жестокий миномётный обстрел в поле. То есть он попал, а Дарья попала только в переносном смысле, но от этого не легче. Нет ничего хорошего в миномётном обстреле.

Трудные стали встречи. И однажды милый не ответил вечером в четверг. Только колыхалось что-то за закрытыми веками и в носу щипало, словно пыльным одеялом машут. «Не, так не годится!» − сказала Дарья, не желая думать совсем плохого. Она пошла на кухню, попила воды и насыпала зельем полную чашечку трубки, для гарантированного эффекта. Со второй затяжки ей показалось, что дым сейчас пойдёт у неё из ушей, и она закашлялась. Накатившая серая пелена с треском разорвалась в серое ничто и тишину. Ровное марево сгустилось в мутную фигуру − милый смотрел прочь и молчал. Она почувствовала разлитую вокруг досаду, лёгкую и холодную − его чувство. Не надо было его звать. Зачем? Да только Дарья была упрямая, и окликнула милого по имени. И он обернулся, то есть стал оборачиваться, и всё оборачивался....

− Бэ-э-д!!! − очнулась Дарья от собственного истошного вопля. − Факин бэд трип! − в переводе с английского это означает «Очень плохое путешествие». Хватая воздух ртом, стараясь не глядеть внутрь себя, она замешала кружку чифиря с тремя ложками сахара, махом запила пару таблеток кофеина и села, держась обеими руками за край стола.

С самого раннего утра, чуть не затемно, она уже стояла у дверей Теплостанского военкомата, девятой в очереди разных женщин. Все были угнетены.

Разговор с военкомом был краток и полон слёз. Старый толстый майор с прокуренными усами неуклюже прижимал её к груди, а она сопливо шмыгала носом ему в китель:

− Где-то на торфяниках, на левом фланге...

− Эх ты дурочка... Ну-ка сядь, сядь. Я бы сказал тебе, что бывают и просто сны, и нечего военных беспокоить, да дело такое... − Тут майор принял уставной вид, навис и грозно рявкнул:

− Курила?

Дарья подпрыгнула на табуретке и заревела ещё горше:

− Да-а-а!!!

− Связь-траву курила?

− Чё-ё-ё? − слёзы лились в три ручья.

− А ну давай сюда! С собой ведь приволокла, верно?

Дрожащей рукой Дарья вытащила из ксивника зип-лок с последней щепоткой. Военком посмотрел, понюхал, размял стебельки в пальцах. Устало выдохнул.

− Ну да, она родимая... − и кинул пакетик в стол. Прежде чем он захлопнул ящик, Дарья углядела внутри целую россыпь похожих пакетиков. Неожиданно майор схватил её за лицо и светанул фонариком в глаза. − Твоё счастье, зрачок реагирует. Ну всё, всё, успокойся. Скажи лучше, он из какой части-то? А то знаешь сколько таких ходит.

− 256 ОБТГ вроде бы...

− Вроде бы... − заворчал майор, тыкая в планшетку. − Вроде бы... Да, их в Тверской области разбили, в треугольнике Образцово-Победа-Дешёвки, в окружении. Почти все наши, Теплостанские. Так что я его обозначаю погибшим. Сейчас сядь, приметы местности набей, а потом иди в девятую комнату, там у нас психотерапевтическая группа. Праздник каждый день, блин...

Когда Дарья вышла от военкома, вид у неё был даже несколько просветлённый. Она открыла дверь девятой комнаты, и вошла туда, откуда доносились негромкие звуки хора. Женщины пели Битлз.

А военком вывесил на дверь табличку «Перерыв 15 мин.» и некоторое время пил чай, купленный им ещё до войны. Потом, достав из стола первый попавшийся пакетик, пошевелил раскидистыми усами и набил трубочку − как бывалый солдат, он курил связь-траву только в одиночестве и в некруглое время. Потом распахнул окно и заорал во двор, распугивая галдящих весенних воробьёв:

− Я кто вам, военком или нарколог?!! Полон дом идиотов!

Comments: Add Your Own.

Thursday, March 31st, 2016

Subject:Случай на границе, или медаль за смелость.
Time:6:04 pm.

Поутру капитан Коршунов проснулся слишком рано, и потому ленился и не снимал пижаму. Он сидел в своей комнате на втором этаже и ел манную кашу из крышки котелка. Боевой бластер и боевой комбез висели у выхода, среди всяких дачных пыльников. Время надевать комбез ещё не пришло. Под вешалкой стояли растоптанные боевые сандалеты — со снабжением в группе было плоховато. Ну ничего, лето как-нибудь переживём. Яркое, по-июньски свежее утро вливалось в открытые окна старого домика. За окном ярилась зеленью скрипучая яблоня, столь удобная для скрытного выхода в мир. Дальше, над забором, почти до горизонта шла пахота.

Уже неделю их диверсионно-разведывательная группа работала на этом плацдарме. Чего они только не успели поделать — скучать не приходилось. Как тут заскучаешь, когда невдалеке притаились коварные цурупяне? Вот и сейчас там, за парящей пашней, за зловонным трактором, мерцали белёные стены хутора — цурупяне там, а капитан Коршунов — здесь. И отступать некуда, позади... Мнэ-э-э... Другие садовые участки позади. Так или иначе, в начале каждого лета происходила ротация, и их ДРГ заступала на боевое дежурство.

Капитан всем своим военным естеством чувствовал, что сегодняшний день будет особенным. Естество не обманывало никогда: если до обеда злобный враг ничего не устраивал, то после обеда группа сама себе находила какие-нибудь суворовские подвиги. И тут события завертелись перед изумлённым Коршуновым: произошло Вторжение. Из окна, как с галёрки театра, он увидел словно бы кляксу на синем небе, маленькую точку. За пару минут она резко выросла: прямо в центр поля, извиваясь, падала бархатно-чорная пиявка. С автобус размером. Воин, едва не перегрызя серебряную ложечку, залпом допил латте и кинулся к вешалке. Наспех обмундировавшись, он снова выглянул в окно. Пришелец уже коснулся рыхлой земли и растёкся, шевелясь дряблыми пузырями. Трактор, бросив пахотные труды, трусливо удирал на левый край поля к лесопосадкам.

Хозяйка в кухоньке на первом этаже подступала с паяльной лампой к мёртвой курице, когда вдруг в палисадник упали сандалии, а за ними бластер.

− Я на заставу! − раздался сверху решительный командный голос.

− Не по яблоне! − отчаянно закричала хозяйка, но поздно. Капитан Коршунов, в полном соответствии с фамилией, уже шумно ворочался в кроне, цепляясь когтями за сучья, и выпал вниз вместе с листьями и сломанной веткой. Подхватив снаряжение, он пулей метнулся за пределы территории, на мгновение опередив летящий половник. Половник звонко стукнул в захлопнувшуюся калитку и остался лежать под жасминовым кустом. Мирное население не всегда выказывало должное почтение воину-освободителю. Вслед бегущему Капитану неслось, затихая вдали:

− Все деревья поломал, паразит!

Но Коршунов ничего уже не слышал: внутри гремело боевое возбуждение. Закинув бластер за плечо, он на бегу нанизал сандалеты на поясной ремень — босым бежать куда быстрее. Первым делом он заглянул к Полковнику, квартировавшему за пять домов от него, на полпути к КПП. У полковника на участке было дремотно, и сам полковник спал так, что от забора слышно. Метко брошенная шишка стукнулась в раму окна, потом ещё одна, и наконец в открывшемся проёме появилась заспанная толстая физиономия.

− Капитан Коршунов, ты в курсе, который сейчас час? − недовольно пробурчал полковник, наблюдая собеседника щёлочкой левого глаза.

− Цурупяне, товарищ полковник! − радостно отрапортовал Коршунов.

− Где? − спокойно переспросил командир, заглядывая Капитану за спину. − С тобой?

− Да какой там со мной! На поле высадились! − замахал руками Коршунов, тщась изобразить жестами вторжение инопланетян.

− А... − всё с тем же ледяным спокойствием заключил Полковник, продирая, наконец, глаза, − Ну я подойду на заставу. Скоро. А ты давай руки в ноги — и туда, до моего прихода будешь за главного. Там уже наверняка солдаты на головах ходят...

На том окошко захлопнулось, но тут же в него опять прилетела шишка:

− Полковник, трубу дай!

Через минуту из окна на шпагатике съехала половинка морского бинокля. И лишь отвязав сокровище, отбежав на безопасное расстояние, капитан Коршунов сложил ладони рупором и зычно крикнул:

− Полковник — ленивая свинья!

Из ставки командования донёсся неразборчивый трубный рёв, что-то про субординацию и непосредственное начальство. Полковник был не только старше и умнее всех в части, он ещё был толст и эпически ленив. Эти особенности были основой для половины острот личного состава, и никому ничего за это не было, потому что полковник был ещё и добр. Как там? Внук царю — отец солдатам! Вот, трубу выдал... Но всё-таки это пипец. Планета в опасности, а командование дрыхнет. На ходу Коршунов стал напевать: «Пипец деревне этой! Пипец всем городам!» − и далее по классическому тексту «Ландышей»

По пути на заставу, уже у самых ворот, Капитан забежал за Лизаветой, старшим лейтенантом. Она у них в группе значилась санинструктором, когда во врага не стреляла. Девушка она была положительная и деловитая, с самого раннего утра всегда была на ногах. Вот и сейчас из дому доносились звуки пылесоса. Коршунов потратил все свои шишки и едва глотку не надорвал, пока наконец их светлость Лизанька не появилась на крыльце.

Она была уже в полной готовности, с новеньким бластером и в удивительных тактичных штанах с миллионом карманов. В постиранных и наглаженных тактических штанах. Этому умению Коршунов всегда завидовал. Каждый солдат умеет одеться по тревоге за сорок секунд, пока спичка горит, вот только на выходе из мужика обычно получается грозное пугало, а вот из товарища санитарки — дюймовочка в берцах. Критически оглядев Капитана, она поправила ему завернувшийся ворот комбеза, пригладила самый буйный неуставной вихор и только тогда спросила млеющего военного:

− Ну что там стряслось? Ты нам получастка шишками закидал!

Коршунов принялся вновь пересказывать о цурупянском вторжении, сам себя перебивая и жестикулируя. При этом он не забывал тянуть собеседницу за ворота жилого сектора, на заставу. В результате ему пришлось тут же, безо всяких пауз, повторить свою речь личному составу, засевшему в окопе между дорогой и полем, на самой передовой. Здесь уже была половина их группы: ещё один капитан с улицы Артёма, пара юных лейтенантов и ещё два совершенно зелёных новобранца, рядовые с неуставными плохонькими бластерами. Капитан Коршунов мог бы ничего никому не говорить: все и так глядели в поле.

Через половинку бинокля пришелец казался близким, только руку протяни. Чорно-серая масса всё так же пузырилась, словно забытое тесто, и за последние четверть часа проползла уже треть пути к заставе — по ветру. По прежнему было совершенно не понятно, что же это такое. Даже предположений никаких. Предательский озноб вдруг сотряс Капитана — так бывало при столкновении с неведомым. Ничего, справимся. Подавив дрожь в голосе, Коршунов скомандовал:

− Так, группа! Офицерский состав отправляется к объекту на разведку, а вы, рядовые, сидите пока в окопе, оба, и прикрывайте нас!

Тут группа зашумела, оспаривая приказ. Рядовые не хотели сидеть в окопе, а капитан с улицы Артёма наоборот, желал возглавить силы прикрытия и никуда не ходить. «При полковнике такой фигни не бывает...» − устало подумал Коршунов. В результате в разведку пошли он сам, Лизавета, рядовой Иванов и ещё один лейтенант, с которым Коршунов не особо дружил.

Капитан вылез на бруствер, на секунду замер, подавляя робость, и зашагал по мягкой пахоте к инопланетному нарушителю. Остальные потянулись следом, только санинструктор Лиза поравнялась с ним и пошла рядом. На открытом пространстве он чувствовал себя практически голым и очень маленьким. В любую секунду с той стороны нейтралки могли заговорить пулемёты. И так-то по вспаханному не побегаешь, а тут ещё ноги стали мягкими, непослушными. Спокойно! Вон, прадеды вот так же на Молодечном поле стояли — и ничего, не развалились, а потом до самого Берлина дошли!

Солнце уже вовсю жарило, личный состав обливался потом, а расстояние до захватчика сокращалось медленно-медленно. В одну секунду Коршунов страстно желал, чтобы они никогда не дошли, не сейчас, а в следующую столь же страстно хотел немедленной встречи с неведомым, чтобы уже закончилось это затишье перед боем, взорвалось смертельными выстрелами. И так по кругу. Дыхание сбивалось от волнения, а костяшки пальцев на рукояти бластера побелели.

И вот каких-то десять метров осталось. Оглянувшись, Капитан встретил решительный взгляд Лизаветы, за ней изнывал от любопытства рядовой Иванов, а вот робкий лейтенант отстал и теперь на полпути изображал боевое охранение в стиле «один в поле воин». Вот за что Коршунов не любил его.

Вблизи пришелец тихонько, по-бумажному, шуршал. Жаром от него несло, как от печки — нагрелся на Солнце. Он был сделан из тонкой резиновой плёнки, а внутри — воздух или другой газ. Под капитанской рукой плёнка расползлась, в руках остался неровный пыльный лоскутище. А вон там стропа торчит из-под низу, что-то висело... Ох уж эти цурупянские технологии... Протухли все их технологии — и слава Богу. Страх отступил, и только тогда Коршунов понял, что никогда ему не было так страшно, как на пути через это поле. Никогда в жизни. Вот она, проверка на дорогах: одни дошли, а другие вон там в охранении ворон считают, по тылам отсиживаются. «Если др-руг оказался вдр-руг... И не др-руг, и не враг, а — вот...»

− Тревога! − зазвенел Лизкин голос. За её спиной нёсся к родной заставе робкий лейтенант, а сама она показывала в поле на вражескую сторону. От белёных стен далёкой цурупянской базы прямо по пахоте в клубах пыли нёсся боевой каракат, опасно раскачивался на пухлых колёсищах. Цурупяне наступали.

− Отходим! − скомандовал Капитан, и все побежали к родным окопам что было сил. Новобранец Иванов отставал, и вдруг тоненько закричал и захныкал. Моторный рёв давил на уши, приближался, но Лизавета бесстрашно обернулась и бросилась спасать рядового. Страшно выругавшись, Коршунов кинулся следом за ней, в самые лапы цурупян. Маленький солдат Иванов сидел на пахоте и ревел в три ручья. С ним произошло самое страшное: споткнувшись, он рассадил колено и сломал пополам бластер, да ещё и ремень сандалика порвал. На счастье, каракат инопланетян не стал преследовать отступающих, а затормозил метрах в двадцати от чёрного резинового пришельца. Из недр машины на пашню выпали два огромных комка ремней, подсумков и бронепластин — вражеские воины, наспех снарядившиеся по тревоге.

Подхватив сопливого малыша, Коршунов и Лизка вовсю неслись к заставе под крики «Стой!» Несмотря на малолетство, они уже знали разницу между «Стой» и «Стой, стрелять буду», так что бежали всё быстрей и быстрей.

− Улю-лю-лю-ю! Шубись, мелкие! − гремели им вслед голоса цурупян. Один из них раскатывал по пашне запретную ленту вокруг объекта, полосатую, а другой ходил вокруг, всё фотографировал и путался в проводах разных приборов-глюкометров. В своих защитных костюмах оба выглядели как среднерусские боевые носороги...

На заставе уже сидел Полковник, вокруг него сгрудились все пацаны и девчонки и галдели, словно весенний скворечник. Выслушав доклад и приняв от Капитана лоскут вражеской резиновой оболочки, командир велел всей группе рассредоточиться, сидеть по домам и всё отрицать.

Когда все разошлись, Капитан и Полковник спрятали лоскут среди других сокровищ в лесной схрон, в самой чаще лесопосадки, накрыли ямку канализационным люком и закидали хвоей. Окончив заметать следы, товарищи для пущего алиби отправились за молоком в садовое товарищество «Волна», на ту сторону поля. Капитан сел на багажник в обнимку с бутылками, а Полковник крутил педали. Ему это запросто. Ему уже одиннадцать!

Не зря заботились об алиби. На обратном пути, уже на родных участках, стал слышен папин голос. Он мощно разносился по всему селению от раскрытого окошка правления. Что там ему отвечали, можно было расслышать только вблизи, а вот папу прекрасно было слышно издалека. Папа был недоволен. Коршунов слез с багажника около правления и затаился в палисаднике под самым окошком, с бутылкой молока в обнимку.

− Бар-рдак! − ревел отец, − Ну почему, почему у нас на Тёплом Стане любой выезд по тревоге — это сорок минут? Сорок! Тренируемся, реорганизовываемся, и всё равно — то понос, то золотуха!

− Ну так товарышшу Яроволк... − оправдательно заныл какой-то чувак с украинским акцентом, − То ж не моя смена... Та колесо от каракату клеив... Та на пяти колёсах сюда ехав... И вот...

− Какой Яроволк? Мы тут без чинов, без позывных! Роман Ярославыч я, по-штатскому называй! Ох, бар-рдак. Вот ответь, Нечипоренко, почему ты всегда клеишь колесо, а у тебя под носом пацаны первыми к падению метеозонда прибегают? Хорошо ещё, что это одна оболочка упала, а сам зонд вообще не отсюда! А ведь там могло быть что угодно. Читай по моим губам, Нечипоренко: что у-год-но!!!

По каким-то тайным признакам Нечипоренко понял, что его вроде бы не расстреляют, и протянул уже увереннее:

− Ну Рома-ан Яроволкыч...

− Во-о-он! − пароходным гудком вострубил папа. По спине притаившегося под окном разведчика пробежали мурашки. По градом проклятий по ступенькам крыльца выкатился наружу давешний цурупянин в защитном костюме и кинулся прочь в поля. Вслед ему неслось:

− К вечеру рапорта чтобы были! Оба пишите! И запомни: Роман Ярославович! Я-ро-сла-во-вич, зараза!

Заслушавшись папиными криками, скрытный разведчик и не заметил, как из окна высунулась швабра, ловко подцепив его за ремень сзади. Через секунду, взвизгнув от неожиданности, пацанёнок был втянут внутрь помещения.

− Ну здравствуй, Зверофей Романыч! − уже совсем другим голосом прогудел папа, разглядывая висящего в огромной руке отпрыска. Зверофей, вцепившись в бутылку молока, нейтрально молчал и покачивался. − Всё слышал, сын?

− Привет, пап! − солнечно ответил мальчик. − А мы тут с полковником Севой за молоком ездили, пропустили всё. Что за метеозонд, а?

− Ага, за молоком они ездили, − папа критически оглядел комбез сына. Все колени-то в земле! Шумно выдохнув, он присел в драное председательское кресло, усадив Зверофея себе на колено. − Ну, за молоком так за молоком! Про метеозонд я тебе потом расскажу... Ну, обычный шарик воздушный, а внизу модуль, погоду меряет. Может, даже рапорт этих гавриков дам потом почитать. Вслух на ночь. В шесть лет должен уже уметь. Блин, но ведь что угодно могло быть... А мне в командировку скоро...

Верхом на папином колене Зверофею было хорошо и уютно, Яроволк был громадный, тёплый и сильный. После пережитых волнений от него пахло опасным зверем. Никакие цурупяне с папой не сладят...
В конце концов отец почти слово в слово повторил приказ малолетнего полковника Севы: всему личному составу сидеть на участках и за периметр не ходить. Вот и хорошо, значит разумный у них полковник. А к вечеру Зверофей и Лизавета получили свои первые награды: Сева расплющил молотком две старинные пивные пробки и на каждой гвоздиком выбил: «За смелость». Уже потом, на протяжении своей длинной жизни, Зверофей неоднократно получал другие награды, и носил их на груди, а эту — всегда в левом нагрудном кармане бушлата, у самого сердца. Потому что никогда, ни до, ни после, он не бывал более смел.

Comments: Read 7 orAdd Your Own.

Tuesday, March 22nd, 2016

Subject:Свежая редакция "Карболитового сердца"
Time:12:31 pm.


Товарищи!
Не так давно я выложил в сеть очередную редакцию "Карболитового Сердца".
Буду рад вашей поддержке!Collapse )
Comments: Read 4 orAdd Your Own.

Wednesday, March 2nd, 2016

Subject:Крыса внизу ходит.
Time:10:23 am.
С тринадцатого этажа прекрасно видна дворовая жизнь. Под могучим снегопадом все люди разбежались на работу и по детским садам. Вышла бабка из подъезда, накидала чего-то кошкам и голубям. Те поклевали и объелись. Все разошлись прочь. Пришла крыса и за всеми всё доела, не обращая никакого внимания на снегопад. И тоже ушла.
Comments: Add Your Own.

Subject:Тамбовский волк.
Time:10:02 am.
Тамбовский волк - самое отзывчивое существо на свете.
Тамбовский волк - тебе товарищ.
Друг, товарищ и брат.
Comments: Add Your Own.

Tuesday, November 17th, 2015

Subject:Веар зе фак из белки?
Time:4:54 pm.
Дали Тимофею, сыну моему, домашнее задание в школе. На каникулы. Простое и однозначное, как лом: покормить белочек. Или уток. Вообще,  тварей всяких. Короче: покормить хоть кого-нибудь, кто согласится жрать. Съездили в Тропарёво. Белочек нет, утки - зажрались, шлёпают утомлённо в слое плавающего хавчика. Воробьи - недоверчивые невротики, с руки не едят.

Завтра поедем в одно место. Там должны быть клёвые крысы.
Comments: Read 2 orAdd Your Own.

Friday, July 17th, 2015

Subject:Опять "Карболитовое Сердце"
Time:1:59 am.
Издание книжки оказалось процессом многосложным. Вот, выложил отредактированное-перередактированное "Карболитовое сердце" в "Клубе Неформат", теперь уже за не очень конские деньги. Принт-он-деманд, однако.
http://shop.club-neformat.com/07/heart/
Comments: Read 3 orAdd Your Own.

Monday, June 22nd, 2015

Subject:"Карболитовое сердце" готово!
Time:4:00 am.


Вот, выложил в печать "Карболитовое сердце". И на самлиб выложил, и ещё на флибусту - там оно бесплатно, но в старой редакции. Про киборгов, про подземлю, про Тёплый Стан и про Керчь, про курево и про войну.

Деяние совершено.
Comments: Read 2 orAdd Your Own.

Friday, February 6th, 2015

Subject:Самые длинные спасы (окончание)
Time:3:05 am.
9. Сорок минут на сборы
Рамен за какое-то никакое время постригся машинкой, по-армейски подрезал бороду и переоделся в застиранную пехотную цифру, начав напоминать военрука. Его убоищный плащ на ватине цвета февральского неба надёжно закупорил собой мусоропровод на радость соседям. Определённо, пробудившийся в душе киборг хорошо влиял на старичину.
Старый жигуль, шедевр сварщика, визжал шинами, проносясь по дворам туда-сюда, за снарягой, и ещё раз в гараж за обвязкой, за забытым в суматохе Филином, и ещё упаковку пива, а князю «Адского дьявола» три банки... Мрачный Рома-Яроволк, занимавший изнутри большую часть машины, проявлял чудеса скорости и предприимчивости, исторгая чорные языческие проклятия. Даже Филина он вырвал из когтей бабушки одним резким движением, пояснив той суть происходящего ровно за семь секунд. Впервые за три года Ване даже не сунули пакет с бутербродами. Охранник Рома опасался, как бы князиньке не вздумалось опять поиграться пультом управления Ромой.Read more...Collapse )
Comments: Read 6 orAdd Your Own.

Subject:Самые длинные спасы (начало)
Time:3:02 am.
1. Собачий час
— Четыре часа ночи. Собачий час. — Ваня Филин ответил на звонок ровно и спокойно по трём причинам: (а) он был очень хорошо воспитан, (б) нельзя было будить так хорошо его воспитавшую и крайне чуткую бабушку и, наконец, (ц) он и не думал просыпаться.
— Открывай сова, диггер пришёл — голос Рамена звучал... даже сложно высказать как. Вот, говорят, «словно призрака увидел». Так вот Рамен, похоже, призрака не только увидел, но и попил с ним кофейку. По вычурности метафоры Ваня понял, что проснулся, и отвечал уже грубее:
— Четыре часа ночи, повторяю, четыре часа ночи! Что тебе открывать, двери восприятия или шкатулку с люлями?
— Дверь, Ваня. И скорее. Я у тебя под дверью и мне очень страшно. — От такой предъявы Филин проснулся в десять раз сильнее чем обычно.
Через три восьмых секунды он убедился, что за входной дверью, вжавшись в угол, действительно стоит старичина Рамен и меленько заполошно дышит. В комбезе поверх пижамки, в обвязке, пецлёвой каске с фонарём, с мотком репшнура, опершись на болторез, аки на костыль. В насквозь мокрых от снега махровых тапках. То есть диггер спасался, захватив лишь самое необходимое. Губы синие, сам бледный, как поганка. Старик на миг опередил кинувшегося к нему товарища, рухнув плашмя со звуком несгораемого шкафа.Read more...Collapse )
Comments: Read 1 orAdd Your Own.

Friday, January 23rd, 2015

Subject:Долгая смерть поэта.
Time:2:00 pm.
1. Геоподоснова
— Ванюша, ты даже не представляешь, что это... Раньше диггерьё могло за такие бумажки убить! Или отсосать. — Рамен пытался шутить, но его колотило от возбуждения. Он даже нюхнул безбрежные сизые простыни схем и немедля чихнул, звонко и подняв клубы едкой пыли.Read more...Collapse )Всё очень хорошо, оказывается.
Comments: Read 4 orAdd Your Own.

Thursday, June 5th, 2014

Subject:Донецкая война и работа с данными.
Time:1:06 pm.
Похоже, пора делиться знаковыми фактами по Донецкой войне. Также стану праздно анализировать ситуацию. Разведка докладывает, что все мои товарищи либо не интересуются ходом войны, либо ноют: некому, мол, верить. И то, и другое – нехорошо. Надо ясно понимать, что происходит у порога твоего дома.

1. Фантаст-зенитчик
Во первых строках моего письма спешу вас поздравить: заместителем командующего войсками ДНР Игоря Стрелкова стал известный писатель-фантаст Фёдор Березин (hrapypris31). Бывший ракетчик ПВО, живущий на Украине, в двадцатых числах мая пошёл рядовым в новороссийское ополчение. Товарищ командующий Стрелков в своей мирной интернетной жизни неплохо разбирается в классике Русского Фантастического Реваншизма – кроме прочего, взломана его переписка с Беркемом аль Атоми. Потому буквально через неделю новобранец Березин, по его словам, “получил маршальский жезл”, свежий камуфляж и перекочевал из окопа в кабинет. Судя по его красноречивой пресс-конференции, он будет кем-то вроде пресс-секретаря военной власти Новороссии. И ответственным за мобилизацию. Теперь во главе Донецкой армии не только историк-реконструктор из ФСБ, но и фантаст-ракетчик из ПВО. Это просто огонь! Так или иначе, читать ЖЖ Березина будет интересно.

2. Стрелков обидел Гиркина
В конце мая по украинской блогосфере бурно распостилось сообщение о конфликте Гиркина со Стрелковым. В ответ на это Игорь Иванович Стрелков, он же Игорь Всеволодович Гиркин, официально ответил: “Да, мы такие... Наша прелесть... Мы любим воевать... любим свежее мясо... но иногда ссоримся...” Люблю этого человека, люблю странной христианской любовью.

3. Доверенные источники информации
Основная особенность Донецкой войны – интернет-фронт. Новости и постинги вполне заменяют снаряды. Каждый вечер стороны ходят в штыковую DDoS-атаку. Наши успешнее – половина украинских сайтов печально вешает браузер. К сожалению, обе стороны увлекаются процессом и искажают информацию. Украинские СМИ фонтанируют совершенно конской ложью, да и наши в последние годы ориентируются не на правду, а на выражение Его лица. Поэтому доверенных источников мало, в основном “в нейтральных водах”. Вот они:

3а. Паблик Игоря Стрелкова в контактике – лично Игорь Иванович в Контакт не пишет, однако туда крайне оперативно собирается всё, что он и его ближайшие соратники постят на любимых форумах. Репутация Стрелкова пока безупречна. Он единственный, кто публикует опровержения, если вдруг что-то неточно написал. Когда расстреляли украинский блок-пост под Волновахой, обе стороны сообщили полную жеребятину, обвиняя друг друга. И лишь Стрелков написал правду, крайне невыгодную для него самого: что блок-пост расстреляли наши без санкции командования, а потом прилетели украинские вертолёты и сгоряча добавили своим же. Без этого постинга было вообще непонятно, что произошло. Литературный стиль Стрелкова неподражаем.

3б. Голос Севастополя – сайт стал российским только что, и ещё не знает, насколько сильно надо лизать попу властям. Ежедневно публикует толковую обновляемую сводку с фронта. Пропагандой заражён несильно, в злонамеренной лжи не замечен. По оперативности сильно отстаёт от Стрелкова: новость об обстреле Луганской ОГА НУРСами прососал на несколько часов. Редактор, видимо, не прочь уснуть на полдня. По количеству разной информации делает всех. Есть прекрасная служба "Военный маркер" – привязка новостей к картам.

3в. Анатолий Шарий. Вы хотели знать, как выглядит Капитан Очевидность, но боялись спросить? Так это он! Украинский журналист, получивший политическое убежище в Евросоюзе. Потому ему вообще всё равно. Раскрывает вранье – в основном украинское. Наших не трогает. Язвителен, златоуст и журналист. Побочный эффект – ради красного словца не пожалеет и отца. События у Волновахи расследовал кривовато и поверхностно.

3г. StopFake.org – единственный коренно-украинский ресурс, заслуживающий внимания. Прямо под лого написано: "Борьба с неправдивой информацией о событиях в Украине", и это так. В основном дают прогадиться нашим врунам, но регулярно лупят и по украинским СМИ, перед этим крайне забавно извиняются перед свидомитами. Методы их примитивны и убойны, как топор.

4. Методы работы с данными
В коментах к прошлому постингу спросили, как отличать правду от лжи в СМИ. Как мог, я ответил. Кстати, украинские товарищи со СтопФэйка крайне дельны. Ну и обычная информационная гигиена: не смотрите телевизор, не читайте газеты и ленту.ру, берегите себя, спите в костюме пчелы.

5. Отвечаю на любые вопросы
Comments: Read 2 orAdd Your Own.

Monday, May 19th, 2014

Subject:Герои нашего времени. Основные термины.
Time:8:18 pm.
Mood:Новостнично.
В последние дни читаю всё про Донбасс. Вспомнил, как мотал срок на покойной Ленте ру ночным редактором-камикадзе. Вспомнил, чему учила Святая Галина Тимченко. Стал искать правду. Перекрёстная проверка данных показала невероятное, но ожидаемое: врут все врут, кроме рядовых ополченцев и полковника Стрелкова-Гиркина, внезапного героя нашего времени. Даже заместители Стрелкова попёздывают. И абсолютно все СМИ — пиздят аж фонтаном. Но дело в другом.

Новый фронтир породил небывалых ранее пассионариев. Ну, Стрелков — он понятно, о нём уже книгу пишут. Если не пишут, её напишу я. Тема горячая, как пирожки, озолочуся. Полковник навертел дел уже на целый роман. Белый офицер, заблудившийся в будущем, занялся прогрессорством за Веру, Царя и Отечество. Обычное дело. Даже то, что он Стрелков-Гиркин — это как, например, Булак-Балахович. Или, не дай Бог, Май-Маевский

А самый незабываемый деятель — Бабай. Трижды вроде как погибший, рассекающий по Славянску в папахе до подбородка, кубический казак, оснащённый тяжеловесно-бронебойным юмором... Когда я читаю фантастику, что-нибудь из "классики русского фантастического реваншизма", такие персонажи кажутся мне картоннными. Выдуманными. А вот поди ж ты... К тому же он явно потерянный брат нашего Михалыча. Кто видел обоих — поймёт.


Comments: Read 2 orAdd Your Own.

LiveJournal for World Dictator.

View:User Info.
View:Friends.
View:Calendar.
View:Memories.
You're looking at the latest 20 entries. Missed some entries? Then simply jump back 20 entries.